Главная страница  Оглавление

Птоломей Сварожич

Начала полизодиакальной астрологии

1. Введение
История астрологии и средневековые первоисточники.
Астрология как система знаний
Возраст современной астрологической традиции.
  • Развитие системы понятий и методов вычислений в средневековой астрологии.
  • Астрология в XX веке.
  • Понятийная система астрологии и естественно-научные принципы мышления.
  • Человека издавна интересовало устройство мира и его место в этом мире. Стремление к знанию, точному знанию является, пожалуй, наиболее яркой чертой человека. Именно космогонические гипотезы и построения были первой формой описания человеческого познания окружающего мира. Некоторые такие системы со временем окостенели и приобрели черты идеологии, превратившись в религиозные системы, существование которых, возможно, необходимо для устойчивого функционирования человеческого сообщества в целом.

    Но несмотря на это, определённые сообщества людей, которые правильнее всего было бы назвать на современном языке научными сообществами, продолжали исследования по построению систем понятий, адекватно описывающих окружающий мир. В любой строгой достаточно богатой понятийной системе всегда можно найти утверждение, которое нельзя ни доказать, ни опровергнуть (1). Именно эта особенность даёт нам основание надеяться, что окончательного ответа на вопрос, как устроен мир, не будет получено никогда. Мир, природа, Бог является вечно развивающейся и самообогощающейся сущностью. Эволюционирует, развивается и углубляется не только наше знание об окружающем мире, но и сам окружающий мир, который можно рассматривать как реализацию и развитие божественной идеи. Бог, в церковно-слявянском тексте Евангелия от Иоанна отождествляемый со словом, и есть образующая мир система понятий, учение (греческий l o g o V , переведённый на церковно-слявянский как слово), как это ясно из оригинального текста Евангелия от Иоанна на древнегреческом языке.

    Наиболее старой известной нам формой таких учений являются гностические учения, справедливо критикуемые как церковными историками, так и современными этим учениям представителями официальной теологии [1]. Известные сегодня древние гностические учения вряд ли могут вызвать у человека иные ощущения кроме умирания и обречённости.

    Однако наряду с мёртвыми схемами с глубокой древности существовала другая форма познания мира (или Бога), живая и развивающаяся, когда-то названная астрологией. Её наиболее яркой чертой является диалектичность, так как главным объектом её изучения было и является время, или эволюция любых божественных творений во времени. Структура времени, принципиальная отличность одного момента времени от другого, ткань времени и судьбы — вот основной объект изучения астрологии.

    Основным содержанием астрологии является не способ тех или иных вычислений, а символизм, законы которого пропитывают весь окружающий мир, созданный на основе этих законов и из них. Символизм позволяет нам видеть внутреннюю связь вещей на основе их концептуального единства. Можно также сказать, что астрология показывает нам, как будущее кристаллизуется из прошлого.То, что мы можем делать точные прогнозы, показывает нам, что будущее, до которого мы можем добежать за одну нашу короткую жизнь, его динамика и наполненость событиями как мирового, так и самого “незначительного” личного значения в огромной степени уже выкристаллизовались еще в те далекие эпохи, когда планеты еще только рождались. Астрологические расчеты, основанные на динамике планет, являются для нас своеобразными счетными палочками, с помощью которых мы, как в начальной школе, учимся проникать в божественный замысел, выстраивая внутри себя систему понятий, из которых соткан наш мир, становясь таким образом подобными Богу, выращивая в себе искру божественного сознания.

    Особое значение, выделенность астрологии в системе человеческих знаний определено тем, что именно “счётные палочки” астрологии позволяют нам наиболее полно понять божественную идею нашего мира. Может быть, именно поэтому астрология является древнейшей формой человеческого познания. Так как автор настоящей работы полагает, что все мы обречены (или благословлены) на вечную жизнь именно в этом немыслимо старом и молодом, прекрасном и ужасном мире, а не где-то в раю на небесах, то наилучшее, что мы можем сделать, это проникнуть как можно глубже в замысел Бога и стать действующим началом в том творчестве, которое непрерывно разыгрывается на наших глазах. Поэтому, хотя предсказания или анализ происходящих событий не являются по мнению автора основной задачей астрологии, это один из лучших способов (на человеческом этапе эволюции) осознать мировую идею.

    XX век с полным основанием можно назвать эпохой возрождения астрологии как точной системы знаний. Астрология родилась как бы заново и в существенно изменённом виде. Она приобрела более гуманистический, даже гуманитарный характер. В большой степени она была переоткрыта в качестве концептуальной основы психологии. В том числе и некоторые крупные представители официальной психологии XX века (например, Карл Густав Юнг) обнаружили, что понятийная система, описывающая человеческое сознание, очень близка по структуре к астрологическому символизму. Многие из известных астрологов XX века (например, Дейн Радьяр) были представителями психологического направления в астрологии. Были даже изобретены новые названия для астрологии типа астрософии, астропсихологии, космобиологии и др. Конечно, эти названия отражают интересы людей, использующих понятийную структуру и методы вычислений астрологии в своей деятельности. Но появление таких названий в астрологии отразило и нетерпимость по отношению к астрологии, и даже непереносимость самого факта существования такой формы познания мира, принятых во многих крупных и даже могущественных сообществах современного мира. Самые многочисленные из них — христианские конфессиональные сообщества. Эта ситуация отражает значительную степень догматизации церковных учений и дрейф религиозного мировоззрения как формы познания в сторону застывших гностических схем. Крупнейшее астрологическое сообщество США носит стыдливое и мало что значащее название Национального Совета геокосмических исследований (2). Возможно, именно рост влияния и авторитета церковных организаций в XVI–XVII веках явился причиной заката средневековой астрологии. Николас Кемпион (3) считает, что “разоблачение” астрологии Святым Августином, одним из авторитетнейших отцов Церкви, оказало значительное отрицательное воздействие на развитие астрологии и создало серьёзные проблемы астрологам, жившим в христианской Европе [2]. До конца астрология не умерла и в XVIII и XIX веках и существовала в форме близкой к гадательной практике. Этот период оставил на астрологии отпечаток шарлатанства и придал ей рецептурный характер. От этого наследия “тёмных веков” астрология не освободилась и по сей день.

    В астрологии XX века возродился не только астрологический символизм, имеющий большое гуманистическое значение, но и методы вычислений астрологии как точной науки. Одной из крупнейших фигур в астрологии XX века является Альфред Витте (Alfred Witte, 2 марта 1878 – 2 августа 1941) [3]. Не всё его наследие бесспорно, однако развитие метода дискретных симметрий Кеплера, астрология гармоник, одновременное использование различных равнодомных систем как срезов в интерпретации оказало и окажет значительное влияние на дальнейшее развитие астрологии. Вторым крупнейшим событием астрологии XX века является распространение топоцентрической домификации как естественного наследника домификации Плацидуса, появившейся в условиях возросшей точности астрономических расчетов [4,5]. Прискорбным, однако, является тот факт, что астрология как точная наука неизвестна не только большинству образованных людей, но даже большинству профессиональных астрологов и астрологов–любителей.

    С другой стороны, в отличие от большинства современных наук, история астрологии насчитывает много веков. Воссоздание в полном объеме достижений и открытий астрологии прошлых веков невозможно без самого внимательного изучения истории астрологии, вплетённой во всемирную историю. Соревноваться с ней в возрасте из ныне здравствующих дисциплин могут лишь теология и история. Но первая в значительной степени дискредитировала себя догматизмом не только перед лицом мыслящего исследователя XX века, но гораздо раньше — в XVIII и XIX веках. Это даже отразилось в некоторых европейских языках, например, во французском и итальянском (ср. смысл слов teoretico и teorico в итальянском). История же во все времена была в значительной степени инструментом политической борьбы. Поэтому власть имущие никогда не были заинтересованы в широкой, пусть даже заслуженной, дискредитации её методов и выводов. Просто каждое поколение политиков предпочитало не трогать сделанное предшественниками и лишь меняло освещение тех периодов истории, в которых была заинтересована их идеологическая машина. Да и схоластическая традиция в науке, порождённая эпохой Возрождения, оказывала не лучшее воздействие на состояние многих научных дисциплин на протяжении веков. Полностью преодолеть её смогли лишь точные науки. Даже биология по сей день не освободилась до конца от ее влияния.

    1.1.Возраст современной астрологической традиции.

    Традиционным и общепринятым является мнение, что возраст названий зодиакальных знаков составляет 2 тысячи лет. Возраст этот исчисляется исходя из величины прецессии точки весеннего равноденствия на 50" в год и того факта, что знаки зодиака, представляющие 30-градусные сектора эклиптики, отсчитанные от точки весеннего равноденствия и получившие свои названия от наложенных на них тогда созвездий, ушли от одноимённых созвездий на 30°. Можно с уверенностью утверждать, что наличие общепринятого 12-членного деления эклиптики с названиями частей является достаточным доказательством зрелости фундаментальной понятийной системы астрологии. Даже если сама система была утрачена и до нас не дошла. Вторым доказательством древности астрологии считается maqhmatikh suntaxiV (т.е. математический систематический трактат), который принято называть Альмагестом, приписываемый античному александрийскому астроному Клавдию Птолемею. Птолемею также приписывается “Математический трактат в четырёх книгах”,называемый Тетрабиблосом (tetrabibloV) [6] астрологического содержания, на датировке которого по автору и Альмагесту (4) основывается общепринятая уверенность в существовании развитой системы астрологических знаний в древности. Альмагестом называется собрание из 13 книг астрономического содержания, которое содержит также результаты астрономических наблюдений. Считается, что период наблюдений, вошедших в Альмагест, приходится на 127–141 гг. от РХ. Эти цифры обосновывают датировку создания Альмагеста II веком от РХ. Однако современный математический анализ наблюдений Альмагеста, осуществлённый одним из известных астрономов XX века Робертом Ньютоном, привёл его к выводу о том, что Альмагест был составлен в какую-то другую эпоху. Р. Ньютон даже опубликовал книгу с названием “Преступление Клавдия Птолемея”, считая, что данные звёздного каталога сфальсифицированы и являются результатом пересчета [7].

    Независимо и позже астрономические наблюдения Птолемея были проанализированы российским математиком А.Т. Фоменко (5) с соавторами [8]. Обозначим вкратце полученные ими результаты. Во-первых, астрономический каталог звезд Альмагеста является копией каталога родосского астронома Гиппарха. Время жизни Гиппарха традиционная хронология относит ко II веку до РХ. Во-вторых, каталог звёзд Альмагеста мог быть создан только на интервале с VII по XIII века, причем наиболее вероятное время его создания — X–XI века. Эта датировка находится в согласии с новой версией хронологии всемирной истории, созданой работами А.Т. Фоменко и его коллег [9]. С этой точки зрения Птолемей фальсификатором не был, просто он жил более чем на тысячу лет позже (XIII–XIV век), чем это принято считать. Однако как же быть со смещением знаков зодиака относительно созвездий? Свет на это проливает история первых печатных изданий Альмагеста.

    Первое издание Тетрабиблоса было напечатано в Нюрнберге в 1535 году [6] на греческом, но содержало и латинский перевод. Первое издание Альмагеста было осуществлено 2 года спустя в 1537 году в Кёльне на латинском языке (Nunc primum edita, Interprete Georgio Trapeuzuntio) с координатами звёзд на XVI столетие. Гравюры Альбрехта Дюрера с изображениями созвездий, используемых для локализации звёзд каталога в тексте Альмагеста, датируются оригинальной надписью Дюрера 1515 годом. Таким образом описание звёздного каталога появилось после 1515 года (6). Некоторые созвездия – Жертвенник (Ara) и Пегас (Pegasus) видны на небе северного полушария вверх ногами, что явно беспокоило средневековых астрономов, в том числе Коперника (Coppernic, 1473–1543). Т.е. общепринятые в наше время рисунки созвездий являются творчеством Дюрера, который считал их художественым произведением и не потрудился проверить, как они выглядят на небе. Последующие издания, в т.ч. греческое издание в Базеле (1538), считающееся “оригиналом”, содержит координаты звёзд, эклиптические долготы которых соответствуют II веку от РХ. Возможно, автору латинского издания было указано на несоответствие координат звёзд каталога датировке времени жизни Птолемея, и он “исправил” несоответствие в следующих изданиях, сдвинув эклиптические долготы звёзд ровно на 20° (7). Именно таким образом расположенные относительно точки весеннего равноденствия на II век от РХ знаки зодиака могли дать названия соответствующим областям звёздного неба. Приведённые факты заставляют усомниться в наступлении т.н. эры Водолея. Кроме того, с нашей точки зрения само устройство зодиака и понятие точки равноденствия как пересечения эклиптики и экватора не дают никаких оснований в пользу этого общепринятого мнения.

    Таким образом, если отбросить множество легенд об астрологах древности типа истории о Нектанебусе, астрологе Филиппа Македонского, который предсказал рождение Александра Македонского, и который, возможно, был настоящим отцом Александра, то у нас в руках нет никакого иного достоверного материала, кроме трактатов астрологов (астрономов (8)) средневековья происхождением не ранее XV века, да Альмагеста, автор которого жил в XIII или XIV веке. С сомнением надо также принять общепринятую датировку жизни автора одной из старейших систем домов, Кампануса (1239-1296). Но, возможно, он действительно жил даже раньше Птолемея (9). Нам не довелось ознакомиться с трудом Птолемея по оригинальным изданиям его труда XV века. Однако, судя по многочисленным трудам более поздних астрологов, посвятивших свои труды трактовке и объяснению методов астрологических расчётов Птолемея, можно предположить отсутствие ясности и полноты в описаниях, взятых из трудов Птолемея. По мнению одного из известнейших французских астрологов XX века Александра Волгина астрологическая часть труда Птолемея (называемая Тетрабиблосом) представляет собой компиляцию, снабжающую читателя 3 разными подходами без указания позиции автора [10]. Но это могло быть вызвано и особенностями языков Альмагеста, древнегреческого и латыни, как синтетических архаических языков. По нашему мнению, эти языки требуют блокового, а не пофразового восприятия текста, что увеличивает возможность интерпретации текста, отличной от авторской, вследствие вековой эволюции языка, а также ошибок при переписывании и переводе. Без непосредственного знакомства с первоисточниками мы не берёмся выносить даже предварительное суждение об этом.

    Здесь необходимо отметить одну черезвычайно интересную особенность каталога Гиппарха–Птолемея [8]. Перечисление звёзд и созвездий в каталоге начиналось с полюса мира. Это даёт основание предположить, что измерения в первоначальном каталоге производились в экваториальных координатах, что гораздо удобнее и с точки зрения техники измерений. Переход к эклиптическим координатам произошёл уже после создания каталога. Каталог начинается с a Малой Медведицы (a Ursae Minoris), Полярной звезды. Но эта звезда стала ближайшей к полюсу мира в IX веке от РХ. До этого ближайшей звездой к полюсу мира была b Малой Медведицы. Итак, начав с Полярной звезды, составитель каталога Гиппарха–Птолемея отметил время своих наблюдений — около IX века от РХ или позже. Указанный метод не является главным при датировке самого каталога Птолемея. Однако он позволяет предположить время создания его более древнего прототипа.

    1.2.Развитие системы понятий и методов вычислений в средневековой астрологии.

    “С момента появления рукописи Птолемея в астрологическом мире предпринимались многочисленны попытки разгадать загадочную технику дирекций великого мастера, но по-настоящему это не удалось никому.” [11]. Пожалуй, именно желание разгадать настоящую технику Птолемея было лейтмотивом многих астрологических трактатов средневековых астрологов с XV по XVII века.

    Перед тем как переходить к обзору истории развития идей и методов расчётов средневековой европейской астрологии, нам хотелось бы заранее извиниться перед читателем настоящей работы за неточность, даже скорее сослагательность всего, что будет написано здесь по этому вопросу. Мы ограничимся изложением собственной, и весьма незрелой, версии развития именно европейской астрологии (плюс Египет). Это скорее не история, а взгляд на европейскую историю автора настоящей работы, необходимый для осознания места собственного труда в структуре идей и понятий астрологии в целом. Мы не встречали хорошо документированных (и состоящих не только из пересказа исторических анекдотов) версий истории восточной (китайской и индийской) астрологии на европейских языках, хотя нам известно, что, например, Академией наук Китая такие исследования проводятся много лет. Известны даже ссылки на статьи на китайском языке. С историей арабской астрологии ситуация обстоит намного лучше, средневековых источников известно много. Но реальное ознакомление автора с историей астрологии в арабском мире сдерживается до сих пор несколькими причинами. Во-первых, это незнание арабского языка. Опыт ознакомления с первоисточниками на латыни демонстрирует необходимость этого условия, переводы годятся только для беглого ознакомления с источниками и ориентации в них. Во-вторых, многие арабские первоисточники нуждаются в передатировке. В-третьих, многие арабские архивы и документы закрыты для пользования немусульманами. Без этого трудно воссоздать полную картину. И последняя, главная причина фрагментарности изложения состоит в том, что не история астрологии является целью настоящей работы. Старые методы были нами использованы для проверки концепций расчётов высокой точности согласно принципу соответствия.

    Мы также должны с сожалением заметить, что в отличие от conventional sciences даже серьёзные исследователи как астрологических концепций и методов, так и её истории часто в своих работах не оставляют точных ссылок на использованные ими источники. Поэтому в ряде фактов по истории средневековой астрологии мы вынуждены были принять на веру утверждения из работ, на которые мы ссылаемся. Это может быть причиной ошибок в нижеследующем обзоре средневековой истории европейской астрологии. Конечно, мы надеемся, что со временем все изложенные факты удастся проверить по первоисточникам. Кроме того, положение с астрологической информацией как в нашей стране, так в остальном мире достойно сожаления. Многими библиотеками астрологические журналы и книги не выписываются. Будем надеяться, что в будущем традиция библиотеки Британского музея и библиотеки Конгресса США выписывать практически всё, что публикуется в мире, вне зависимости от текущих оценок изданий из политических и других соображений, будет поддержана крупнейшими российскими библиотеками, в том числе Российской государственной библиотекой и Библиотекой Академии Наук.

    Небольшой проблемой при идентификации авторов является также упоминание имён средневековых астрологов в современных и старых источниках, записанных как на национальных языках, так и в латинской транскрипции. Скорее всего это не вызовет ошибок, однако возможны сюрпризы.

    Самой старой из известных домификаций является система Кампануса (Campanus на латыни и Campano на итальянском). Считается, что он был личным астрологом римского папы и жил с 1239 по 1296 гг. от РХ. Геометрия системы домов Кампануса даёт основание предположить, что она могла предшествовать системе домов Региомонтануса. Немецкий астролог Региомонтанус (Regiomontanus), известный в истории астрономии под своим настоящим именем Иоганна Мюллера (Johann Muller, 1436-1475) разработал систему домов, носящую его имя. Считается [11], что Региомонтанус и его современники были уверены в том, что именно эта система применяется в расчетах, описываемых в Тетрабиблосе Птолемея. Систему Региомонтануса использовал Уильям Лилли (William Lilly), хотя он применял и другие методы. Пользовался системой домов Региомонтануса при расчётах известный флорентийский астролог XVI века Франческо Джунтини (Francesco Giuntini на итальянском и Junctinus на латыни). От него остался труд “Speculum Astrologiae" [11]. Систему домов, носящую имя Птолемея, он знать не мог, так как она была опубликована только в 1604 году падуанским математиком Джованни Лучиано Маджини (Giovanni Luciano Magini на итальянском и (?) Antonius Maginus на латыни (10)) в работе, название которой известно автору настоящей работы только на английском языке, “The second measure of time" [12]. Считается, что метод Региомонтануса был пространственным, а метод Птолемея в интерпретации Магинуса – временным. В своей книге Вильям Лилли упоминает [13], что часть опубликованной работы базируется на трудах и высказываниях знаменитого Тихо Браге (Tycho Brahe, 1546–1601).

    После использования системы домов Птолемея, использованной Плацидусом (Placidus de Titi, 1606–1668) в новой очень точной системе экваториальных дирекций, названных в XX веке мунданными дирекциями Птолемея–Плацидуса, большинство астрологов перешло на использование в расчётах домификации Птолемея версии Магинуса, известной сейчас как домификация Плацидуса. Система домов Региомонтануса приводила при астрологических вычислениях к значительным ошибкам, что отмечал и Иоганн Кеплер (Johannes Kepler, 1571–1630), ученик Тихо Браге. Считается, что по этой причине он отказался от использования домов в астрологических расчётах. Как общеупотребительная, система домов Региомонтануса фактически просуществовала до конца XVI века, практически сразу уступив место гораздо более точной системе Плацидуса.

    1.3.Астрология в XX веке.

    Фактически на этом наш экскурс в историю европейской средневековой астрологии заканчивается. Домификация Плацидуса и экваториальные дирекции Птолемея–Плацидуса просуществовали до середины XX века как наиболее точные расчетные методы в событийной астрологии. Развитие методов астрономии и точности её эфемеридных расчётов пошло полным ходом после открытия Кеплером трёх законов движения планет и позже Ньютоном (и/или Гуком) закона всемирного тяготения, а вот астрология замерла на 3 столетия в своём развитии (11). Надо заметить, что для этого были и объективные, чисто астрономические причины. Точные астрономические расчеты оформились как законченная система лишь на рубеже XX века в трудах американского астронома Ньюкомба (1835–1909). Пожалуй, только установление Ньюкомбом современных стандартов точности астрономических расчетов сделало возможным дальнейшее развитие астрологических расчётных методов и увеличение их точности.

    “Шарлатанство не есть только современный феномен.”— заметил по поводу соответствующих текстов по астрологии Александр Волгин и привёл в пример рукопись, дошедшую до нас из античности [10]. Просто с шарлатанством своего века мы лучше знакомы. Это явление затрагивает не только астрологию, но и естественные науки. Специфической формой шарлатанства в астрологии XX века является изобретение очередной системы домов. В общей сложности количество систем домификации исчисляется десятками. При попытке выяснить геометрию той или иной системы домов мы столкнулись с тем, что, за исключением немногих, они не имеют геометрии вообще, а лишь алгоритм непонятного происхождения с необозначенной областью применимости. Заметим здесь, что системы домов, пришедшие к нам из прошлых веков, все как одна имеют хорошо описанную и понятную геометрию. Формулы вторичны и могут быть получены любым квалифицированным математиком из геометрического описания. Из систем, появившихся в XX веке, геометрию имеют лишь 3: топоцентрическая, Коха и т.н. система локального пространства (local space на английском, spazio locale на итальянском и т.д.). В дальнейшем мы будем обсуждать только систему домов Плацидуса и топоцентрическую систему домов.

    Однако необходимо высказаться и о системе Коха. На рубеже 60-х Кох придумал систему домов [14], которую его “коллеги” по астрологии “улучшили” путём упрощения расчётов [15]. Заметим только, что иногда то, что в программах вычисляется как куспиды системы Коха, домификацией Коха не является.

    Под системой домов в астрологии разные астрологи понимают порой разные вещи. Существуют как минимум 2 концептуально разных объекта, называемых домами. Первый — это так называемые “равнодомные” деления эклиптики. Их можно применять несколько даже при анализе одной карты. Наиболее последовательно этот вопрос рассматривается в уранической астрологии Витте [3]. В ней введены сектора по 30° на эклиптике, отсчитываемые от Солнца, Луны, MC, Асцендента и других точек. Каждое деление соответствует своему срезу в интерпретации. Под названием неравнодомной системы домов скрывается объект принципиально иной природы, также называемый домификацией. Это способ присвоить точкам небесной сферы долготную координату, независящую от времени в первой экваториальной системе астрономических координат [16] (12), такую, что долготная координата точек небесного экватора совпадает с обычной равномерной угловой мерой (13). Такая домификация может быть только одна, как 2· 2 не может быть равно 3,4 или 5 в зависимости от того, какой ответ кажется вычисляющему в данный момент наиболее подходящим для достижения заранее “известного” результата. Получив такую однопараметрическую параметризацию небесной сферы, можно в интерпретационных целях варьировать начало отсчёта, т.е. вычитать из долгот всех точек одну и ту же величину, получая разные равные деления экватора в том смысле, в каком это было оговорено выше для эклиптики.

    Мы не проверяли, работает ли в астрологических расчетах такие точки как Вертекс или Антивертекс, которые, как утверждается, в чём-то аналогичны Десценденту и Асценденту. Можно даже предположить, что возможно введение ещё 10 точек, дополняющих Вертекс и Антивертекс до 12-членного деления. Однако не нужно торопиться назвать это разбиение ещё одной системой домов, так как это будет совсем другой объект. Употребление для него того же названия может только увеличить терминологическую путаницу. Мы предпочитаем называть домификацией параметризацию небесной сферы, независящую от времени в первой экваториальной системе координат и связанную с небесным экватором, так как такое употребление понятия домов имеет основание в средневековой астрологической традиции. Если системы Коха и локального пространства как 12-членные деления эклиптики действительно работоспособны, то тогда они не являются системами домов в традиционном средневековом смысле.

    К началу XX века, когда система высокоточных астрономических расчётов приобрела законченный вид в трудах Ньюкомба, в принципе стал возможен дальнейший прогресс вычислительных методов в событийной астрологии. В начале 60-х годов в журнале “Спика” появились статьи, описывающие т.н. топоцентрическую домификацию [4,5]. Интересно, что под топоцентрической системой её авторы понимают систему домов в традиционном средневековом (птолемеевском) смысле. Т.е. в этой домификации определены не только положения куспидов домов на эклиптике, но и координаты планет в домах. Геометрия (реконструированная автором настоящей работы по одной из формул топоцентрической системы) стоящая позади этой системы необыкновенно изящна и является естественным развитием домификации Региомонтануса. Однако положения куспидов домов на эклиптике наиболее близки к куспидам домов Плацидуса. Если считать, что именно положения топоцентрических куспидов домов на эклиптике с максимальной на сегодняшний день точностью соответствуют некой скрытой истинной геометрии, реализущей событийность нашего мира, то ошибка вычисления положения этих истинных точек на эклиптике с помощью алгоритма Плацидуса составляет для куспидов промежуточных домов не более 20' даже на широте Москвы. Можно сказать, что математическое изящество домификации Региомонтануса и практическая точность домификации Плацидуса гармонично объединились в геометрии этой системы.

    К сожалению, статьи, описывающие эту систему, полны неясностей и содержат не описание геометрии этой системы, а только несколько практических формул для вычисления положений куспидов домов на эклиптике и положений планет в домах. Заявленная точность вычислений в этой системы составляет 3-5' . Это действительно так, так как формула вычисления положения планеты в доме на самом деле является приближённой и, воспринимаемая как точная, противоречит формуле для вычисления положения куспида дома на эклиптике. Ошибка приближения в сравнении с точной формулой (в согласии с алгоритмом вычисления куспида на эклиптике) и составляет как раз около 5' на средних широтах. Кроме того, заявленный алгоритм реализации этой системы за полярным кругом на самом деле в статьях отсутствует. Более того, этот известный авторам, но опущенный в статьях алгоритм является скорее всего неверным. В статьях нет описания этого алгоритма, но есть упоминания свойств его результатов. Автором настоящей работы была осуществлена аккуратная (в математическом смысле) реконструкция геометрии этой домификации по положениям куспидов домов на эклиптике. Получена точная формула для вычисления положения планеты в доме и реализовано аналитическое продолжение геометрии этой системы в высокие широты и за полярный круг. Свойства полученной системы за полярным кругом радикально отличаются от тех свойств топоцентрической домификации за полярным кругом, которые упомянуты авторами системы в оригинальных статьях. Восприятие приближённой формулы положения планеты в доме в качестве точной и игнорирование явного противоречия с формулой положения куспида дома на эклиптике заставило нас усомниться в математической квалификации астрологов, опубликовавших формулы топоцентрической домификации. В то же время как первое приближение, достаточное при практических вычислениях без компьютера, эта формула демонстрирует высокую квалификацию человека, её получившего, и хорошее понимание геометрии как новой системы домов, так и системы домов Плацидуса. Вывод о возможных причинах, породивших эту двусмысленную ситуацию, мы предлагаем сделать читателю.

    Описанная ситуация заставила автора настоящего труда, во избежание недоразумений, искать иное название для системы домов, реконструированной на основе формул топоцентрической домификации. Мы предлагаем называть её зодиакальной системой домов. Одна из целей настоящей работы состоит в аккуратном математическом описании свойств этой системы и получении формул для практических вычислений. Слово зодиакальное предложено не случайно. С нашей точки зрения дома являются результатом математически корректного проектирования одного зодиака на другой. Полученные ниже формулы являются результатом применения такой точки зрения на домификацию. Дома в общепринятом смысле этого слова являются результатом проектирования земного зодиака на солнечный.

    1.4.Понятийная система астрологии и естественно-научные принципы мышления.

    Основная задача, которую мы ставили перед собой в процессе исследований, состояла в том, чтобы реконструировать как вычисления в астрологии, так и концепции, лежащие в основе этих вычислений, в соответствии с понятийными системами точных наук XX столетия. Существенным, но пока непреодолимым недостатком современной астрологии является её феноменологичность, т.е. незнание физического феномена, лежащего в основе её закономерностей. Впрочем, этот недостаток можно признать относительным, так как физика тоже не отвечает на вопрос “почему”, она только объясняет “как”. В тот момент, когда мы узнаём ответ на вопрос “почему”, физика превращается в математику. Считается, что мы знаем, почему 2· 2=4. В этом смысле общую теорию относительности, справедливо называемую геометродинамикой, можно назвать математикой пространства-времени, в котором мы живём. Физикой был закон всемирного тяготения Ньютона. Так как геометродинамика является уже не физикой, а математикой пространства-времени, то всё происходящее во времени и пространстве необходимо описывать в соответствии с её концептуальной основой (14). Под этим мы имеем в виду не релятивистские законы преобразования координат, кривизну пространства или уравнения Эйнштейна, а те базисные понятийные первоэлементы , на языке которых упомянутые структуры описаны (15).

    Но для того, чтобы осуществить эту программу, необходимо сформулировать основной принцип, в соответствии с которым в мире проявляются астрологические закономерности. Для этого надо осознать, что же представляет из себя астрология. Сделать это лучше всего на языке холистической философии.

    В холистической философии мир состоит из различных целостностей, взаимодействующих между собой, рождающихся в ходе такого взаимодействия и умирающих. Причём целостность представляет из себя идеальный объект. Реальные объекты в каком-то смысле не могут существовать во времени. Движущаяся стрелка часов существует только как абстрация, хотя и позволяет нам “измерять время". Для измерения времени мы осознаём её как некий идеальный объект, для которого изменяется его пространственное отношение к циферблату. Стрелка, описанная с точностью до одного атома, не существует как таковая, так как нельзя провести определённой резкой границы между ней и окружающим миром. То, что мы тем не менее умеем воспринимать стрелку как целостность и использовать изменение её отношения к другим целостностям для измерения времени, показывает, что идеальная стрелка как целостность есть реальный объект. Так как целостности рождаются, длятся и умирают во времени, то время можно назвать внутренней мерой целостности. Интересно, что только на одном уровне абстрагирования стрелка часов умирает как целостность в момент, когда от неё отломали кусок, и превращается в другую целостность. Стрелка как художественное произведение в этот момент исчезла, а как средство для измерения времени продолжает существовать. Т.е. в одной и той же стрелке живут как бы несколько целостностей, каждая из которых имеет своё время жизни. Можно сказать, что именно моменты рождения и смерти целостности определяют, с какой целостностью мы имеем дело.

    Пространство можно назвать внешней мерой целостности, или мерой одновременности. Для измерения расстояния между двумя целостностями (ведь кроме целостностей в мире ничего нет) необходим метр — тоже некоторая целостность.

    С точки зрения астрологии событие — это смерть одной целостности и рождение другой. Оно происходит в определённом месте и в определённое время, т.е. в этом смысле совпадает с понятием события в теории относительности как набора пространственных и временных координат. Для астрологии время и пространство не может быть непрерывным континуумом, скорее это что-то вроде множества рациональных чисел. Для астрологии два момента времени можно различить именно по тому, какие целостности умерли (или родились) в эти моменты. Говоря образно, если от одного момента времени до другого никто не умер и не родился, то между двумя этими временными точками нет третьей (16) и в то же время между ними есть некоторое расстояние во времени непрерывном (физическом). Похожее можно сказать и для пространства. Отметим, что одним из базисных понятий для понимания того, что такое пространство, является понятие одновременности.

    Наиболее близко астрологическое понятие события стоит к относительно недавно изучаемому математикой понятию катастрофы как скачка в состоянии системы при непрерывном изменении ее параметров. Под событием в астрологии понимается качественное изменение вообще, трансформация одной целостности в другую, рождающуюся в момент уничтожения первой.

    Теперь можно дать определение астрологии как системы знаний:
    Астрология — это наука, связывающая происходящие в мире события с движениями массивных небесных тел.

    Когда Эйнштейн создавал геометродинамику, он руководствовался как философией принципом Маха [17]. Философия Маха крайне важна для осознания устройства нашего мира. Она обнажает самые глубокие концептуальные и понятийные основания естественно-научной картины мира. Эйнштейн мечтал построить теорию, в которой принцип Маха был бы реализован физически. Однако ему это не удалось, хотя теория, которую он построил, оказалась верной. Мах утверждал, что пространство создаётся материей. Однако “увлечение эфира” обычной материей (например Землёй) в рамках геометродинамики оказывается ничтожным: для Земли отношение её размера к её гравитационному радиусу равно примерно 10–9. Принцип Маха также демонстрирует, что дальнодействие, от которого современная наука как бы отказалась, тем не менее лежит в основе современных физических концепций. Все наблюдаемые физические феномены описываются в рамках идеи максимально возможной конечной скорости распространения взаимодействий, однако в качестве интерпретационной основы современных теорий используется именно понятие одновременности.

    Для нашего исследования принцип Маха важен именно тем, что он ставит вопрос о необходимости существования дальнодействующих феноменов. Сформулируем здесь кратко необходимое рассуждение. Пусть космонавт на ракете отлетел от скопления материи на достаточное расстояние. Если он включит двигатель, то почувствует ускорение, которое вдавит его в кресло. Проведя наблюдения, он заметит, что его вдавливает в кресло, когда он движется ускоренно именно относительно удалённой материи, т.е. он ощущует на себе воздействие этой материи. Причём воздействие её является дальнодействующим феноменом, так как в кресло его вдавливает сразу же после включения двигателя, как бы далеко он не отлетел от скопления материи. Значит материя каким-то, неизвестным нам, способом может воздействовать дальнодействующим образом. Геометродинамика Эйнштейна намекает, что доля участия материи Земли в “формировании” пространства на расстоянии, равном ее размеру равна ~10–9.

    На протяжении XX века неоднократно делались попытки объяснить астрологические закономерности с помощью одного из известных видов взаимодействий. Все эти попытки провалились. Конечно, можно уповать на открытие ещё какого-нибудь вида взаимодействия, которое всё объяснит. Но нам кажется, что физический феномен, лежащий в основании астрологии, не связан с каким-либо (или всеми сразу) взаимодействием. Этот феномен может оказаться дальнодействующим. Интересно, что предварительные результаты анализа астрологических наблюдений, осуществлённого на основе излагаемой в настоящей работе концепции, свидетельствуют в пользу этого мнения. А именно: планетарные конфигурации, вызывающие то или иное событие, рассчитываются для момента времени наступления события без учёта эффектов планетарной и звёздной аберрации (т.е. учёта конечности скорости распространения взимодействий – скорости света). Одновременность здесь понимается с точки зрения системы отсчёта рождённого, с которым происходит событие.

    Зодиакальный круг, являющийся основным инструментом в астрологических расчётах, согласно определённому выше пониманию астрологии должен быть порождён материальным телом. То, что мы называем Зодиаком с большой буквы, это способ описания астрологического воздействия на окружающие целостности со стороны Солнца. Его геометрия определяется относительной динамикой Солнца и рождённого, событийность которого изучается.

    Куспиды домов на обычном зодиакальном круге являются проекцией порождённого Землёй зодиака на солнечный зодиак. В этом смысле с древности известно 2 зодиака. Неоднократно предпринимались попытки определить и лунный зодиак, т.е. зодиак, порождаемый Луной [18]. Однако до событийных расчётов на его основе дело не дошло.

    Нам удалось понять, как можно единым образом описать земной и солнечный зодиаки — системы с, казалось бы, совсем разными геометриями. Имея такое описание, можно определить зодиак для любого массивного небесного тела. Хотя a priori ясно, что чем дальше от нас тело, и чем меньше его масса, тем меньшее воздействие оказывает на событийность рождённого соответствующий зодиак. Использовать в расчётах правильно построенный лунный зодиак нам представляется необходимым, так как Луна ближе всего к нам после Земли. Если рассматривать в качестве объекта событийности человека, то дух человека скорее пользуется определёнными планетарными конфигурациями в рамках одного или нескольких зодиаков как возможностями в качестве поворотных точек своей эволюции, реализующимися в форме событий. И чем эти возможности согласно одного из зодиаков чаще и ярче реализуются, тем больше у нас оснований использовать этот зодиак в астрологических расчётах.

    При такой точке зрения на время и события становится понятным взгляд астролога на момент времени (эпоху на астрономическом языке) как на неповторимое мгновение. Один момент времени отличатся от соседнего не просто количественно, а качественно, хотя бы тем, какие целостности родились в каждый из них (17). Фактически астрология и занимается качественным описанием каждого момента времени.

    Вся парадигма астрологии построена на идее божественного, идеального порядка в материальном мире. Зодиак является воплощением диалектической, эволюционной идеи в рамках идеалистической картины мира. Впрочем и материалист не будет спорить с утверждением, что миром управляют основные принципы, или фундаментальные законы природы — идеи или вечные истины, как сказал бы идеалист. Материализм лишь допускает некоторую степень свободы воли в материальный мир. Причём свободы как хаоса, как бунта против божественной идеи, а не соучастия в божественном творчестве. С точки зрения астролога, порядка в материальном мире ничуть не меньше,чем в идеальном, и кажущийся хаос — лишь мера нашего неведения. Возможно, что понятие причинности в астрологии может быть понято глубже, чем это принято в рамках современного естественно-научного мировоззрения. Будущее непрерывно и неотвратимо кристаллизуется в прошлом, и чем ближе момент события, тем меньше шансов в нем что-либо изменить. Единственный способ увеличить реальную, а не иллюзорную свободу воли — видеть как можно дальше в будущее и осознавать отдаленные последствия своих действий. Надо заметить, что одной из самых тяжелых задач любого раздела современного естествознания является проблема прогноза долговременной эволюции систем. Проблема каждый раз, как кажется, упирается либо в технические, либо в концептуальные трудности принципиального характера. Для астролога в этом нет ничего удивительного, ибо как раз долговременная эволюция определяется в первую очередь законами духа, логоса при посредстве материальных влияний.

    <<< К оглавлению Вперед >>>